article229.jpg

В Уфе состоялся международный научный форум «Идеалы и ценности ислама в образовательном пространстве XXI века», на котором известные мусульманские ученые, педагоги и эксперты обсудили задачи, стоящие перед российским духовным образованием. Об итогах конференции, основных способах противостояния вербовке молодежи, национальной идее России и реакции российских мусульман на избрание Трампа рассказал в интервью РИА «Новости» глава Центрального духовного управления мусульман РФ, Верховный муфтий Талгат Таджуддин. Беседовал Антон Скрипунов.

– Уважаемый муфтий, как Вы оцениваете итоги конференции и что было на ней, на Ваш взгляд, наиболее важным?

– Конференция прошла очень хорошо. Между ее участниками состоялся откровенный разговор об исламском образовании, подготовке кадров и в то же время о том, что беспокоит нас всех, – волне экстремизма и терроризма, которая захлестнула в первую очередь почти весь исламский мир. Это и «арабская весна», и вторжение коалиции Соединенных Штатов Америки в Ирак, а сейчас уже в Сирию. Это вызывает огромную озабоченность. А некоторые люди уже говорят о Третьей мировой войне и конце света.

Терроризм и экстремизм не имеют никакого отношения абсолютно к исламу и ни к одной другой традиционной религии. Это самая настоящая провокация прежде всего самих мусульман. А ее отголоски слышны и в Европе, и, к сожалению, многие годы в нашей стране. Были попытки разрушить мир и спокойствие посредством традиционных религий. На Северном Кавказе и в Москве были теракты.

На конференции мы однозначно осудили любые проявления терроризма и экстремизма, а также выразили призыв к объединению всех стран в борьбе против международного терроризма. И наша страна принимает самое активное участие в противостоянии международному терроризму в Сирии на законных основаниях, по приглашению их президента – законно избранного народом Сирии. К тому же, это наши соседи.

А когда у соседа дома пожар, равнодушно сидеть и смотреть невозможно. Россию, исламский и арабский мир связывают духовные и культурные связи. В этом регионе есть святыни и для православных, и для мусульман, и для иудеев, поэтому восстановить мир, не допустить распространение экстремизма и терроризма – важнейшая задача сегодняшнего дня.

– Лично Вам доводилось общаться с теми, кто был намерен вступить в радикальную группировку, с целью переубедить их? И вообще, какие аргументы должен использовать священнослужитель, чтобы переубедить?

– Мы встречаемся с ними, в том числе, и во время богослужений. Также обращаются родные тех ребят, которые уехали. Вот недавно у меня были родители из Набережных Челнов: их сын получил высшее образование, начал работать, женился, дочка появилась. И с ребенком и супругой уехал в Турцию. Проходит месяц, второй, а их нет. Потом позвонили: не беспокойтесь, все в порядке. Как тут не беспокоиться?! Они просто пламенем горят! И участвуют в террористических актах, в этой войне. Вы представляете их положение?! До этого они никаких обрядов не совершали. Их просто завербовал кто-то, может, какие-то другие методы были к ним применены.

Но, слава Богу, из числа наших прихожан нет таких. У наших приходов практически 95% верующих – молодежь. С ними ежедневно работает духовенство, дает уроки.

Бывает, встречаю молодых людей, которые видят в новостях, что происходит в Сирии, – видно, что кипят. Объясняем, что никакая это не священная война. Свято, когда сохраняется мир и спокойствие. А там законное правительство и есть конституция. И в Коране говорится: «Повинуйтесь Всевышнему, его Посланнику и власть предержащим из вас». Значит, есть законные, демократичные пути.

Америка из-за океана за 10-15 тысяч километров напала на Ирак, чтобы там демократию установить. Какая демократия там, если в Ираке с 2003 года ежедневно не меньше ста человек погибает на базарах, на улице, в мечетях. Как это может нормально верующий человек воспринимать? Как можно нормально воспринимать, когда противопоставление разных народов и последователей разных религий возведено в разряд праведных дел? На самом деле это святотатство. И в мечетях, и в церквях на Ближнем Востоке все говорят: Бог един.

В Сирии более тысячи лет христиане и мусульмане живут вместе. Смешанных семей сколько. И террористы даже показные казни делают руками детей, принуждая их к этому. Зачем это делается? Разве верующий человек может это делать? Человек не должен этого делать! Совершенно понятно, что это оплачено, что это настоящая провокация, чтобы возбудить вражду и ненависть между мусульманами, христианами и иудеями. Чтобы никогда там мира не было. Значит, базар оружия будет постоянно открыт.

– Как оцениваете единство российской уммы (общины мусульман) и ее способность противостоять таким вызовам?

– В России 82 духовных управления мусульман, и пока мы решаем, кто главный, ваххабиты захватывают умы молодежи. Среди верующих в подавляющем большинстве единство есть, даже несмотря на то, что у нас большинство ханафитского мазхаба (правовая школа в исламе), а на Северном Кавказе – шафиитского мазхаба.

В советское время было всего четыре духовных управления и, не вмешиваясь во внутренние дела друг друга, всю международную деятельность они проводили вместе. Они вместе приглашали гостей, а делегации для выезда за рубеж составлялись из четырех управлений, в какое бы из них ни пришло приглашение. Сейчас этого, к сожалению, нет.

– В чем причина такого положения дел?

– В 90-е годы при содействии зарубежных так называемых исламских центров напрямую создавались параллельные структуры. Еще поменялся закон: есть три общины – можно создавать централизованные духовные центры. Тогда эти направления появлялись десятками.

Сейчас от нас тоже пытаются оторвать общины. Чувашия, например, отделилась – 30 с чем-то общин. Вроде в одном течении – ханафиты, вроде все стоим против радикальных течений, против ваххабизма. Сейчас в Ханты-Мансийском автономном округе, оказывается, глава регионального духовного управления подпольно зарегистрировал устав. Если так будем разрываться, как мы сможем единым фронтом выступать? Все силы уйдут только на то, чтобы сохранить единство. А сейчас нужно поддержать и усилия Президента РФ, и государства в противостоянии экстремизму и терроризму. Это же как раковая опухоль, как настоящая зараза.

– Так что же нужно предпринять верующим?

– Народы нашей страны веками друг друга знают. В Башкортостане, в Татарстане, например, до 30% смешанных браков. Если эта зараза – противостояние – войдет, мы не то что в стране, дома не сможем сохранить мир и спокойствие. Сейчас только объединять усилия нужно. Беда идет. Из Сирии, из Ирака. В Афганистане разве все успокоилось? Там тоже ИГИЛ набирает силы. И на это тратятся очень большие средства. Если в Средней Азии произойдет что-то, то это будет рядом с нами – с Оренбургской областью, Башкортостаном. Поэтому это задача и проблема, стоящая не только перед духовенством, а перед всем обществом и государством. Нам нужно только объединять усилия и противостоять этому.

Бывает, на улице, во дворе террористы пытаются поймать в свои силки молодых людей. Мы это все тоже должны видеть, дабы молодежь не ушла туда. Одна из важнейших задач – объяснить, что такое вера на самом деле. Если человек молится, постится и святым делом считает примкнуть к этим террористам и экстремистам, то он будет оголтелый. У него ни капли добра в сердце не останется.

– Хотелось бы как раз обратиться к региональной тематике. Недавно Президент РФ поддержал идею создания закона о российской нации. Действительно ли он нужен? Опасаетесь ли Вы проявлений недовольства в связи с его возможным принятием?

– Раз президент говорит, значит, закон нужен. Сейчас на многие явления жизни издаются законы – как ловить рыбу, как водить машину и так далее. Есть такое важнейшее проявление нашей жизни как национальности. Мы же на различных языках говорим, есть разница в менталитете, традиции, религии. Но мы живем в одной стране и уже веками друг друга даже без слов понимаем.

Главное – сохранить родные языки, традицию и культуру. Она только обогащает. Представьте, если бы мы были только в одной культуре, с одним языком и, не дай Бог, у всех еще лицо одинаковое. Всевышний сделал так, что даже у одних родителей пять-шесть детей различаются между собой. Характеры, внешность и вкусы у них разные. Это проявление Божественной милости! Изумительно!

Мы, на самом деле, одна единая российская нация. Но нас сейчас маловато. Рядом находится Китай, где больше миллиарда жителей. А у нас только 145 миллионов. Ввели программу поддержки материнства, материнский капитал, надо дальше продолжать ее реализацию. А лучше давать не только материнский капитал, но и отцовский. Мужчина же тоже участвует, пусть не только у телевизора по три-четыре часа. Его тоже надо заинтересовать.

Надо всем трудиться. И в ближайшие 50 лет довести число населения до 250 миллионов. Вот тогда будет дело. Дело ведь не только в законе. Мы говорим о национальной идее. Говорят, что ее нет. Но как это нет?! Она есть у каждого россиянина.

– В чем она, по Вашему мнению, заключается?

– Жить и славить Бога. Вырастить детей, увидеть внуков. Если Всевышний даст возможность, то и правнуков. У меня две правнучки, 15 внуков. И пусть будут еще. Вот это и есть национальная идея.

Не просто так Всевышний дал нам такую огромную страну, которая занимает 1/8 часть всего земного шара. Это национальная идея – сохранить ее для наших детей и внуков.

У нас в 90-е годы даже стеснялись своей страны. А ведь мы по всем признакам великая держава. Нашу страну надо сохранить, приумножать и оставить хотя бы в таком виде, в каком мы ее получили. Не пачкать ее и не разбазаривать.

– Уже почти неделю мировая общественность активно обсуждает нового Президента США. Какие надежды российские верующие связывают с избранием Трампа?

– Я считаю, это хороший выбор. Но если они полагают, что только сами смогут командовать всем миром, это тот же самый фараон получится. До сегодняшнего дня Америка пыталась это сделать, насадить свой диктат и свой взгляд на решение мировых проблем. Так не получится.

Если бы Всевышний одних другими не удерживал, то тогда и синагоги, и церкви, и мечети бы порушились. Противовесы должны быть, то есть многополярный должен быть мир или хотя бы двухполярный. Вот смотрите, Божья милость: в Северном полушарии зима началась, а в Южном – весна, у нас день, а в Америке ночь. Так и в отношениях людей – хотя бы два полюса должны быть. И люди должны искать взаимопонимание – и конференции, и встречи глав государств проводить.

А что насчет Трампа? Я думаю, что будет хорошая перезагрузка. Только, дай Бог, чтобы то, что он говорил во время предвыборной баталии, хотя бы часть проводил в жизнь, первым делом восстановив добрые отношения партнерства с Россией.

У нас в священных книгах написано: «Какие вы есть, такими будут и ваши правители». А у нас здесь говорят: «Какое ведро, такая и крышка». Нам Всевышний дал такого президента Владимира Владимировича, из-за которого завидует нам подавляющее большинство стран.

В предании сказано, что ни один человек не станет ни президентом, ни султаном, ни правителем, пока его не коснется крыло архангела Гавриила. Вроде бы мы выбираем. Но на самом деле все по воле Всевышнего, который никому не даст права совершать Судный день, сколько бы ракет, сколько бы ядерного оружия ни было. Это только право Бога.

А Судный день наступит только тогда, когда ни одного неверующего человека не останется, когда люди, как звери, начнут пожирать, ненавидеть друг друга. А пока только в России 35 тысяч православных храмов построили, мы построили семь с половиной тысяч мечетей. По этому мы тосковали 70 с лишним лет. Не только строительство храмов, но и воспитание душ наших детей и внуков, отодвигает Судный день подальше. Неужели правитель Америки должен решать? Нет, хватит этого.

Мы надеемся, что правитель избран там и народом, и по воле Всевышнего. Мы надеемся, что в самое ближайшее время начнется восстановление мира и спокойствия на Ближнем Востоке и в Иерусалиме – обители мира и для христиан, и для мусульман, и для иудеев. И если там успокоится все, то это пойдет волнами по всему миру.