-Ризван Хусаинович, расскажите, пожалуйста, о вашем отце.

- На самом деле я сам не знал о том, что мой отец был мусульманским активистом. Бытует мнение, что он был муллой, но это не так. Он был старостой мечети. Несмотря на репрессии и гонения, мой отец втайне продолжал посещать мечеть. Я тогда был еще мальчишкой и не понимал, чем он там занимается. Думал, просто посещает мечеть, молится. О его тайной деятельности мне поведал один из местных краеведов, который в архивах разузнал историю моего отца. Он был одним из последних приверженцев Ислама в Хабаровске и делал все, чтобы сохранить хоть какие-то знания, даже после разрушения мечети. Тем самым вписал свое имя в архивы истории края.

- А как сложились ваши отношения с религией?

- Я с детства воспитывался в религиозной семье. Отец  — один из активных прихожан мечети. Дома у нас всегда втайне устраивали маджлисы и поминальные мероприятия. Веру в сердце я пронес через всю свою жизнь. Она мне помогла многое преодолеть. Так меня воспитал мой отец.

- Расскажите как вы пережили годы войны.

- Тяжело было. Булку хлеба не достать. Она тогда 1200 рублей стоила. Это по тем деньгам. Выживали как могли. В семь лет пошел работать в Хабаровский Пограничный Порт Амурской флотилии, на месте которого сейчас находится стадион Им. Ленина. Там в цехах мы ремонтировали катера. Я пошел учеником токаря и с 1943 по 1946 года работал токарем. Мы свой оклад отдавали в Фонд Обороны. Весь народ помогал чем мог. На наши средства строили танки и самолеты, их даже подписывали «Танк. Город Хабаровск». Все для фронта было, все для победы. Работали по две, три смены. Часто приходилось на двух станках работать.

- Как ваша жизнь изменилась после войны?

Говоря немного с надрывом и вспоминая с тоской, Ризван Хусаинович продолжал. Было видно, как картины давно минувшего прошлого вдруг живо выстроились перед его глазами и заставили голос дрогнуть:

- После войны вернулся мой старший брат и сказал: «Все, хватит, помог родителям, теперь иди учись.» И я пошел учиться в Хабаровский Механический Техникум. После года учебы нам пришлось переехать в Казахстан в город Семипалатинск, нынешний Семей. Там продолжил обучение в техникуме, получил специальность техника-механика по ремонту и эксплуатации автомобилей. А потом меня призвали в армию. Отправили служить обратно на Дальний Восток. В Приморье отслужил шесть лет в автомобильном батальоне аэродромно-строительной части до 1957 года. Приехал в Хабаровск и получил должность госавтоинспектора, на которой проработал до 1964 года. Затем меня перевели в краевое управление ГАИ, начальником отдела организации движения по Хабаровску. В 1981 году было сформировано УВД города и ГАИ города и я стал первым начальником ГАИ города Хабаровска. Ну и в 1984 году вышел на пенсию.

- С кем вы сейчас живете?

- Живу со своей женой, мы с ней всю жизнь душа в душу, вот уже 63 года. — Ризван Хусаинович с большим теплом и любовью говорил о своей супруге. Каждое его слово было сказано как будто в благодарность ей за прожитые вместе годы. — Каждому такую жену желаю. Порой было очень трудно. Я работал до 11 вечера и был дома почти как квартирант, — шутливо подметил — приходя только поспать. Она дома сидела, детей воспитывала, ухаживала. Бесценная женщина.

Я счастливый семьянин, отец и дед. У меня три дочери, пятеро внуков и пятеро правнуков. В моей семье 12 женщин. Один знакомый, поздравляя меня, в шутку добавил, что я автобат (автомобильный батальон) заменил на женбат (женский батальон)! — смеется.

Всевышний в Коране говорит: «Неужели вы подумали, что войдете в Рай и вас не постигнет то, что постигло тех, кто был до вас? Поистине их сразили великие беды и несчастья и сотряслись они, да так, что пророк и верующие вместе с ним воззвали к Богу, говоря: где же помощь от Бога!? Так знайте же, Божья помощь совсем близка!» (Корова 214)

Подводя итог, хочется отметить, что преданность мусульман, боровшихся с несправедливыми гонениями со стороны красных комиссаров, и продолжавших служить свой вере, заслуживает почтения и восхищения. Эти люди выдержали свое испытание и получат свою награду у Всевышнего. Теперь очередь за нами…