Председатель Духовного управления мусульман Дальнего Востока Ахмад-хазрат Гарифуллин в интервью «Интерфакс-Религия» рассказал о настроениях местных мусульман, диалоге с Русской Православной  Церковью, преподавании в православной семинарии и судействе на спортивных турнирах.

 

– Сколько мусульман проживает на Дальнем Востоке, на кого они ориентируются в качестве своих духовных лидеров?

– С учетом того, что миграционные потоки очень большие, точную цифру назвать сложно. В каждом субъекте – в Приморском крае, в Хабаровском крае, на Сахалине – приблизительно от 5% до 10% от основного населения. К примеру, если в Хабаровском крае население – порядка миллиона, то тысяч сто – сто пятьдесят мусульман проживает. Всего девять субъектов, так что я думаю, порядка 600-700 тысяч, до миллиона, мусульман присутствует. Но еще раз повторяю, это зависит от миграционных потоков. Что касается духовного лидера, на данном этапе, ввиду отдаленности региона, не сложилось какого-то лидерского стереотипа, тут мусульмане мало осведомлены, в информационном и в политическом формате далеки от реалий Центральной части России. Для мусульман, если есть возможность молиться и совершать свои обряды, нет разницы. Что касается людей, которые тут ранее какую-то деятельность вели, они входят в разные структуры: кто-то – в Центральное духовное управление, кто-то – в Духовное управление мусульман азиатской части России, кто-то – в Совет муфтиев. Как такового, общего объединения не было.

– Каких-то экстремистских настроений не было среди населения?

– Экстремистских настроений по сравнению с Центральной частью России, с Уралом и Поволжьем, Сибирью и Кавказом, конечно, здесь намного меньше. Есть определенные отзвуки, были попытки раскачивания и после моего приезда. Найдя такой вакуум, отсутствие лидера, конечно, были возможности. Но, слава Богу, и Верховный муфтий, и местное правительство своевременно отреагировали и предотвратили эти настроения. А мы, в свою очередь, проделали большую работу: к примеру, 5 июня  нами был проведён Первый мусульманский форум на Дальнем Востоке.

– Как Вы оказались на Дальнем Востоке?

– Это было внезапно, я находился в Уфе, в непосредственной близости от Верховного муфтия. На протяжении пяти лет был имам-хатыбом Первой соборной мечети, был деканом Российского исламского университета. И так сложилось, что в одночасье Верховный муфтий к себе вызвал и сказал, что надо ехать. Я был назначен на Дальний Восток ровно год назад.

– Вы не испугались? Все-таки Дальний Восток регион очень удаленный.

– Есть такой момент. Сначала был шок. Дальний Восток отдален, а тут внезапная такая потребность, ситуация была нестабильной, и срочно нужно было ехать. Семья и дети остались дома, приходилось в каждом регионе по два-три месяца жить – в Хабаровске, на Сахалине, во Владивостоке, в Магадане. По кусочкам собираем все воедино.

– Как местные мусульмане взаимодействуют с православными?

– С приездом сюда, после того, как наладили дела в своем кругу, начали в каждом регионе связываться с епархиями, которые находятся на местах. У нас очень красивый пример получился. Так как ранее я был деканом в РИУ, митрополит Хабаровский и Приамурский Игнатий после нескольких наших встреч и проведения конференций заинтересовался и предложил официально преподавать в семинарии модули, связанные с исламом. После проведения нашей программы и студенты, и священнослужители, которые на занятиях присутствовали, проявили заинтересованность и просили провести дополнительно круглые столы, конференции. Эти дисциплины проходили и до сих пор проходят в очень благоприятной, дружеской форме.

Мы уже на будущий год строим планы нашего доброго сотрудничества. Так что такая практика уже есть. И, кстати, как я знаю, в нашей стране это впервые, когда духовный лидер одной конфессии преподает дисциплины в учебном заведении другой конфессии. И мы надеемся, что этот добрый пример послужит сближению двух основных традиционных религий и в других регионах. Именно традиционный ислам, который в нашей стране на протяжении многих веков существует, мы должны показывать, знакомить с ним представителей других религий.

– Как складывается диалог с семинаристами?

– Все зависит непосредственно от человека, но есть понимание владыки, ректоров, высшего преподавательского состава, профессуры, тут понимание стопроцентное. Они проявляют заинтересованность, они хотят вникнуть. Что касается студентов, то есть разные настроения: ребята молодые, где-то есть максимализм, может быть, небольшой фанатизм, но процентов 70 все равно очень внимательно слушали, записывали, участвовали в лекции, задавали вопросы о многоженстве, джихаде, поднимали самые наболевшие темы.

– Вопрос из другой области. Вы судите турниры по национальной борьбе, как Вы пришли к этому?

– Я являюсь мастером спорта по греко-римской борьбе, был в составе сборной России в 2002-2003 годах, был чемпионом страны по национальной борьбе – это татаро-башкирский куреш, соревнования проводятся на сабантуях и других мероприятиях. В 2012 году мне было присвоено звание судьи третьей категории. И на Дальнем Востоке проводятся соревнования, готовятся ребята, существуют смешанные единоборства, дзюдо и другие. К сожалению, многие путаются, не знают правил национальной борьбы, так как это традиционная борьба татаро-башкир, и поэтому приходится проводить мастер-классы, объяснять правила. И в этом году планирую летом во время проведения сабантуев принять участие. Помимо нашей основной службы, это небольшое хобби.

– Не смущает людей, что духовный лидер выступает в такой необычной роли?

– Чтобы людей не смущать, я беру на себя не ведущую, а консультирующую роль. Но когда возникают споры, так как я профессионал в этой борьбе и при этом еще духовный лидер, то у спортсменов не возникает вопросов – полное доверие и согласие. Даже если кого-то приходится строго судить, принимают это очень благоприятно.

– Что входит в Ваши ближайшие планы?

– Мы планируем открытие мечети в Южно-Сахалинске. Помещение нам было передано правительством в декабре прошлого года, это был ангар МЧС, который наша община переделала под мечеть. Ранее здесь никогда не было мечетей. В короткие сроки, за четыре месяца, мы справились с этой задачей, и на этой неделе, даст Бог, будет открытие.